Идут двое сироток по далекому пути, по широкому полю. Померли у них отец с матерью, оставили сиротами дочку Аленушку да сынка Иванушку. Вот и пошли они странствовать по белу свету.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Захотелось Иванушке пить.

- Сестрица Аленушка, как пить хочется!



- Потерпи, братец, вот дойдем до колодца. Шли-шли, дошли до пруда, а около пасется стадо коров.

- Сестрица Аленушка, напьюсь я из пруда.

- Не пей, братец, теленочком станешь.

Братец послушался, и пошли они дальше. Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Видят они реку, а возле ходит табун лошадей.

- Сестрица Аленушка, как пить хочется! Хлебну я речной водицы!

- Не пей, братец, жеребеночком станешь. Вздохнул Иванушка, и пошли они дальше.

Солнце высоко, колодец далеко, жар донимает, пот выступает. Шли-шли и видят озеро, а около него пасется стадо коз.

- Сестрица Аленушка, мочи нет, пить хочется. Напьюсь я водицы из озерка!

- Не пей, братец, козленочком станешь.

Не послушался Иванушка сестры, напился водицы и стал козленочком.

Села Аленушка под стожок и залилась горючими слезами, а козленочек возле нее по травке скачет. Наплакавшись, обвязала она его шелковым поясом и повела за собою.

Как-то козленочек бегал без привязи и забежал в сад к царю, а Аленушка, его ищучи, туда же зашла. Слуги увидали и сказали царю, что в сад забрел козленочек, а за ним пришла девица, такая красавица, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Царь приказал спросить, кто она такая. Аленушка рассказала:

- Были у нас батюшка с матушкой да померли. Остались мы сиротками, меня зовут Аленушкой, а братца - Иванушкой. Шли мы по дальнему пути, по широкому полю и видим у озерка пасется стадо козочек. Братец не утерпел, напился водицы из озерка и стал козленочком.

Слуги доложили все это царю. Царь приказал привести девицу с козленочком, и сам расспросил ее обо всем. Приглянулась ему Аленушка, и захотелось ему на ней жениться.

- Поди, - говорит, - за меня, я тебя наряжу в злато-серебро и козленочка не покину. Где будешь ты, там и он.

Согласилась Аленушка. У царя ни пива варить, ни вина курить - скоро сладили свадьбу и стали жить-поживать. И козленочек живет с ними. Гуляет себе по саду, а ест и пьет вместе с царем и царицей. Добрые люди, глядя на них, радовались, а дурные завидовали.

Вот как-то раз поехал царь на охоту. Откуда ни возьмись и пришла к Аленушке злая ведьма, заговорила ее ласковыми речами, заманила к синему морю, навязала ей на шею камень да и бросила в воду. А сама оборотилась царицей, нарядилась в ее платье да и заселилась в царских палатах. Никто ничего не заметил. Даже сам царь, как приехал с охоты, не распознал ее. Только цветы в саду стали вянуть, деревья сохнуть, трава блекнуть. Одному лишь козленочку все было ведомо, один он печалился, не пил, не ел, а все ходил около моря да жалобно кричал.

Нелюбо это стало ведьме. Как снова уехал царь на охоту, начала она козленочка бить, колотить, а потом пригрозила ему:

- Вот воротится царь, я попрошу, чтобы тебя зарезали. Приехал царь, ведьма так и пристает к нему:

- Прикажи, да прикажи зарезать козленочка, он мне надоел, опротивел совсем!

Удивился царь - так любила жена козленочка, с собой его поила-кормила, а то вдруг велит резать. Да делать нечего, уж так она упрашивала, что царь наконец согласился и позволил его зарезать.

Велела ведьма разложить костры высокие, навесить котлы чугунные, наточить ножи булатные.

Проведал козленочек, что ему недолго осталося жить, заплакал, подбежал к царю и просится:

- Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки прополоскать. Царь пустил его.

Вот козленочек прибежал к морю, стал на берегу и жалобно закричал:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бёрежек.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему из воды отвечает:

Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень ко дну тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Люта змея сердце высосала!

Козленочек заплакал и воротился назад. Посередь дня опять просится он у царя:

- Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки прополоскать.

Царь пустил его.

Вот козленочек прибежал к морю и жалобно закричал:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бёрежек.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему из воды отвечает:

Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень ко дну тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Люта змея сердце высосала!

Козленочек заплакал и воротился домой. Попросился козленочек в третий раз:

- Царь! Пусти меня на море сходить, водицы испить, кишочки прополоскать. Царь и думает: "Что бы это значило, козленочек все бегает на море".

Отпустил он его, а сам пошел за ним следом. Приходит к морю и слышит - козленочек вызывает сестрицу:

Аленушка, сестрица моя!
Выплынь, выплынь на бёрежек.
Огни горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати!

Она ему из воды отвечает:

Ах, братец мой Иванушка!
Тяжел камень ко дну тянет,
Шелкова трава ноги спутала,
Люта змея сердце высосала!

Козленочек опять начал еще жалобнее вызывать сестрицу. Аленушка всплыла кверху и показалась над водой.

Царь ухватил ее, сорвал с шеи камень, вытащил Аленушку на берег да и спрашивает, как это сталося? Она ему все рассказала.

Царь обрадовался. Пошли они все вместе в сад, а в саду все зазеленело и зацвело. И козленочек-то так и прыгает, так и прыгает. Потом от радости перекинулся он три раза через голову и снова обернулся мальчиком Иванушкой.

А ведьму приказал царь казнить. И сожгли ее на тех самых высоких кострах, что велела она разложить для козленочка. Пепел ее собрали да по ветру развеяли, чтобы и памяти об ней не осталося.

А царь с царицей да с братцем Иванушкой стали жить да поживать, да добра наживать.

Рекомендуем также:
  Петушок - золотой гребешок
  Петушок и бобовое зернышко
  Про глупого змея и умного солдата
  Репка
  Серебряное блюдечко и наливное яблочко
  Сивка-Бурка
  Сказка о царевиче, жар-птице и сером волке
  Сказка про Ивана-крестьянского сына и Чудо Юдо
  Слово
  Снегурочка

Популярное на сайте: