В давние времена жил в округе Чигур, близ селенья Тичгар, человек из племени курумба. И был этот курумба, как и все люди его племени, злой чародей и волшебник. Каждый день приходил он в Тичгар, и все, кто


жил в этой деревне, люди кота и люди тода, при виде его прятались в домах. Ибо если попадался черному курумбе на дороге мужчина, то этого мужчину находили на следующий день мертвым, а женщины и девушки исчезали из селенья навсегда. Силой своих колдовских чар он убивал самых храбрых и сильных, соблазнял жен и невест, наводил порчу на коров и буйволов.
Не могли больше жители Тичгара терпеть в своем селенье злого колдуна, и решили они убить его. Однажды на заре собрались за деревней все кота и тода и направились в густой лес Окнар. Долго ждали они, притаившись в зарослях бамбука, и вот наконец услышали шаги курумбы на лесной тропинке. Тогда выскочили они из засады, схватили курумбу и стали бить его ножами и дубинами, пока не свалился он замертво на землю, а потом отрубили ему руки и ноги и разбросали их в разные стороны. Радостные и счастливые, что удалось им наконец избавиться от проклятого волшебника, пустились кота и тода в обратный путь.
Мертвый курумба остался лежать на дороге и лежал так до самого полудня. Но едва только коснулись тела колдуна лучи солнца, как в миг один зажили все его раны, а отрубленные ноги и руки поползли по земле, извиваясь как черви, и приросли к туловищу. Вскочил курумба, живой и невредимый, и зашагал по лесу как ни в чем не бывало. Кота и тода не успели еще до своей деревни и полдороги пройти, как вдруг явился перед ними колдун и насмешливо крикнул:
— Эй вы, кота!.. Эй вы, тода!.. Вы хотели убить меня — глядите: я снова здесь! Вам ли справиться со мной, жалкие людишки? Берегитесь, дорого заплатите вы мне теперь за каждую мою рану...
Страх обуял жителей Тичгара, когда услышали они эти слова. Долго стояли они на дороге и думали: «Как могло произойти такое чудо? Как мог воскреснуть убитый колдун?..» А потом они вернулись домой и крепко заперли двери своих жилищ.
Но напрасно пытались они скрыться от колдуна. Прошло немного времени — не меньше двух недель, не больше месяца,— и в селенье Тичгар стали вдруг один за другим умирать люди. В поселках кота и тода у женщин от крика и воплей заболели рты, и одни только
грустные погребальные песни слышались в деревне с утра до поздней ночи. А колдун-курумба ходил довольный: за каждую его рану, за каждый удар, нанесенный ему, люди кота и тода платили теперь человеческой жизнью. Однажды, разгуливая по дальним пастбищам, забрел курумба в небольшую рощу, где росли гуавы. Вдоволь налакомившись сладкими плодами, он присел отдохнуть под деревом и тут услышал чей-то тихий плач. Оглянувшись, курумба увидел, что под деревом лежит кверху лапками мертвый попугай, а на ветке сидит и горько плачет его подруга. Недаром был волшебником черный курумба: язык зверей и птиц он понимал так же хорошо, как мы понимаем человеческую речь. Он спросил у жены попугая:
— Отчего ты так плачешь, маленькая птичка? А она ответила ему:
— Что я тебе скажу, отец? Муж мой, душа моей души, умер сегодня, и я плачу оттого, что не знаю, как теперь буду жить в этом лесу одна. Тоска рвет мое сердце на части, и я не могу сдержать слез. Ведь никто, никто в целом мире не поможет моему горю.
Слушал курумба, как тосковала зеленая птичка, и ему вдруг стало жаль ее. Он подумал: «Я помогу ей. Хоть па время, я утешу ее». И когда он подумал так, душа его покинула человеческое тело и вошла в тело попугая. В тот же миг зеленый попугай ожил, захлопал крыльями и взлетел прямо на ветку к своей жене. Попугаиха от радости не знала, что делать: она и плакала, и смеялась, и ласкала мужа, и ругала его...
— И не стыдно тебе? — говорила она.— Я тут от горя места себе не нахожу, а ты притворился мертвым — и лежишь, слушаешь!.. Вы все, мужчины, такие бессердечные, вам бы только мучить нас, бедных женщин! Ну скажи, зачем тебе нужно было так шутить со мной?
Тут она взглянула вниз и увидела под деревом черного курумбу; тот лежал, раскинув руки и ноги, рот у него был открыт, глаза закрыты...
— Смотри-ка!—воскликнула птичка.— Видишь этого человека? Он только что говорил со мной и вдруг умер! Бедный, он так жалел нас... Нехорошо, если его тело растерзают дикие собаки, обглодают тигры или шакалы: ведь жена будет, наверное, искать его... Надо ей, бедняжке, помочь, пусть хоть полюбуется на мужа в последний раз!
С этими словами она вспорхнула с ветки и принесла
в клюве большой лист дерева кар и положила его на грудь курумбы: дикие звери не любят и боятся запаха этих листьев. Потом она оправила перышки и сказала мужу:
— Я не хочу жить в этом лесу, улетим отсюда! Прилетели они в большой лес Кендор, где по веткам
баньянов прыгали и весело щебетали тысячи разноцветных попугаев. Там они и свили себе новое гнездо.
Неподалеку от леса, в деревне Поргар, жил человек из племени кота по имени Мочаль. У этого Мочаля был большой сад, и в том саду росли такие большие вкусные груши, что все птицы из окрестных лесов слетались туда целыми стаями. Старый Мочаль долго думал, как ему избавиться от незваных гостей, и в конце концов придумал: собрал со всего сада груши, сложил их в кучу и накрыл крепкой сетью, а сам стал ждать.
В эту ночь решили полакомиться грушами попугаи из леса Кендор. Только принялись они клевать спелые плоды, как внезапно захлопнулась сеть и не меньше тысячи птиц оказались в ловушке! Попался с ними и попугай-курумба. Затрепыхались в сетке пойманные птицы, закричали на разные голоса, жалуясь на свою судьбу... Кое-кто попытался выбраться, да пе тут-то было: крепко сплел свою сеть старый садовник. Только курумба сидел тихо. Дождавшись, пока все успокоились, он сказал:
— Я научу вас, птицы, как нам отсюда выбраться, слушайте! Завтра утром придет сюда хозяин, чтобы нам всем головы открутить. Вы тогда притворитесь мертвыми: глаза закройте и лежите тихо. Потом начнет он нас отсюда по одному вынимать и на землю выбрасывать. Вы и тогда — ни гугу, лежите, будто и впрямь умерли. Вот как он последнюю из сетки вынет, я тогда пискну, а вы все сразу взлетайте! А пока давайте груши клевать, так до утра время и пройдет...
Утром старый садовник вышел в сад и увидел, что птиц в его сети попалось много, да только почему-то все дохлые. «Что за притча? Почему они передохли все, я ведь их пе травил? — подумал он.— Не едать мне сегодня мясной похлебки! Ну, ладно, дай-ка я их хоть пересчитаю!..» И стал он выбрасывать из сетей одного попугая за другим, считая вслух: «Раз! Два! Три!..» Попугаи лежали не шелохнувшись и ждали. Но вот, когда старый Мочаль вынул предпоследнего попугая и произнес: «Девятьсот девяносто девять!», кто-то не выдержал, пискнул и... В миг один взлетела в небо вся огромная стая, а в
руках у садовника остался только тот, кто все это задумал,— попугай-курумба. Так часто бывает в жизни; недаром у нас, у кота, пословица есть: «У того, кто других лечит, всегда голова в коросте...»
Очень рассердился старый Мочаль, поняв, что провели его хитрые птицы. Схватил он последнего попугая, потряс его хорошенько и сказал:
— Ах ты пичуга скверная! Ну, погоди, ты-то уж точно мне на обед достанешься! Сварю тебя, съем и еще все косточки обглодаю!
И с этими словами он потащил попугая в дом. Только вдруг попугай этот чихнул, крякнул и говорит человеческим голосом:
— Зря ты это, хозяин: ну какой из меня обед? На мне и мяса-то нет совсем! Оставь-ка ты меня в живых, тебе же лучше будет. Вот послушай, что я тебе расскажу...
И стал тут попугай старику рассказывать и про него самого и про жену, и про детей, и про всех односельчан,— что с ними было и что в ближайшие дни в этой деревне произойти должно. Старый Мочаль от удивления даже рот раскрыл: много лет прожил он на свете, но никогда не слыхал, чтобы птицы по-человечески разговаривать могли. А тут этот попугай не только говорит, но еще все про всех знает,— и прошлое, и будущее! «Ну, нет,— подумал Мочаль,— эту птицу я и за тысячу рупий не отдам!» Бережно завернул он попугая в свой плащ, принес домой и велел своей семье беречь его, как самое большое сокровище.
Вскоре все узнали о том, что в доме Мочаля живет мудрый попугай, который может всякому будущее предсказать. Из самых дальних селений потянулись люди в Поргар. Всем хотелось своими глазами увидеть чудесную птицу. Каждый, кто приходил в дом старого Мочаля, приносил с собой горшочек масла, банку дикого меда или полную мерку риса. Не прошло и месяца, как старый садовник сделался самым богатым человеком в деревне.
Наступил месяц алани — месяц, когда празднуют люди кота праздник урожая. Собрались в Поргар на этот праздник кота со всех семи деревень. Три дня подряд они пили, ели, пели и плясали, а па четвертый день большой толпой отправились в дом Мочаля посмотреть на говорящего попугая. Старый Мочаль вынес из дому клетку я повесил ее на веранде, а люди столпились на дворе и
стали расспрашивать попугая про свои дела. Пришла на двор к садовнику и матушка Дони, жена богача из деревни Кургодж: ей не терпелось узнать, купит ли ей муж на ярмарке в Утакаманде новое ожерелье. Матушка Дони в тот день вдоволь хлебнула хмельного зелья из головок мака и теперь стояла перед попугаем в таком виде, в каком никогда не появляются па людях женщины кота — плащ сбился, юбка задралась, ноги голые, живот наружу...
Вот попугай посмотрел на нее, посмотрел, голову набок склонил ;; говорит вдруг:
— Ты кто? Честная жена или баба непотребная? Совести у тебя нет, хоть бы людей постыдилась!..
Тут во дворе такой хохот поднялся, что с крыши дома вороны слетели. А матушка Дони закрыла лицо руками и скорее со двора вон... Каково было ей, уважаемой в деревне женщине, услышать такое от какой-то глупой птицы, да еще при всем честном народе! Долго не спала она в ту ночь и наконец решила: кому-то из двух на этом свете не жить — либо ей, либо проклятому попугаю. Утром она сказала мужу:
— Со вчерашнего дня у меня на сердце тоска. Если ты не поможешь мне, я зачахну и умру.
А муж ее, старейшина Паримайн, любил свою жену больше жизни. Он очень встревожился и спросил:
— Что такое? Скажи мне, жена милая, что случилось?
Тут матушка Дони и говорит:
— Я была вчера в доме садовника Мочаля и видела там говорящего попугая. Если ты любишь меня, муженек, достань мне эту птицу! Я должна видеть ее в своем доме, иначе мне не жить...
— Я куплю тебе попугая, чего бы это ни стоило,— сказал Паримайн. В тот же день он пришел к садовнику Мочалю и стал просить его продать говорящую птицу. Садовник долго не соглашался, но в конце концов, когда старейшина посулил ему пять дойных буйволиц с телятами, уступил. Довольный Паримайн отправился домой, обещав пригнать буйволиц рано поутру. Попугай же слышал весь разговор и, когда старейшина ушел, сказал старику садовнику:
— Плохо ты сделал, хозяин: теперь мне несдобровать... Этого человека послала к тебе его жена, а она мне мстит за то, что я ее при всем народе на смех поднял.
Как только я туда попаду, она со мной тут же расправится. Ну, да что теперь говорить, сделано так сделано... Ты только, когда меня отдавать завтра будешь, вырви незаметно одно перышко и спрячь в карман плаща. Тогда, если эта ведьма меня там убить попробует, я сразу у тебя за пазухой окажусь.
Мочаль так и сделал. На следующее утро, когда Паримайп пригнал ему буйволиц, он украдкой вырвал у попугая из хвоста маленькое перышко и сунул его себе в карман. А старейшина взял попугая и пошел обратно в деревню Кургодж. По дороге попугай ему столько всякого нарассказал, что когда Паримайн добрался до дому, он объявил своей жене:
— Я купил тебе попугая, как ты просила, но смотри: береги его, как свое дитя! Другой такой птицы во всем мире не сыщешь, не зря я за него пять буйволиц отдал.
Матушка Дони низко поклонилась своему мужу и сказала:
— Муж мой и господин! Я все сделаю, как ты велишь.
Она посадила попугая в большую клетку и, пока муж был дома, ласкала его, ухаживала за ним, кормила отборным зерном, поила чистой водой. Но как только старейшина Паримайн уехал на следующий день на дальние пастбища, она схватила длинную костяную иглу, которой у нас вышивают плащи, подскочила к клетке и закричала со злобным смехом:
— Ты, проклятая птица, муж своей матери, сын бритоголового отца! Вот когда ты мне попался!.. Узнаешь теперь, как оскорблять честных женщин.
Острой иглой она стала колоть попугая и в грудь, и в спину, и в голову, проткнула ему крылья и клюв. Наконец, насытившись местью, она вонзила иглу прямо в сердце птицы. Жалобно вскрикнул попугай и тут же умер. И — странное дело! — не успел еще труп попугая остыть, как дом старосты наполнился невыносимым смрадом, словно птица эта околела много дней назад. Когда Паримайн вернулся домой, матушка Дони сказала ему:
— Наш попугай вдруг ни с того ни с сего издох. Он, видно, был чем-то болен: чувствуешь, какой в доме смрад...
Подивился этому Паримайн, вздохнул о пропавших буйволицах и. велел попугая выбросить.
А в это самое время в деревне Поргар садовник Мочаль услышал, как у него за пазухой говорит человеческим голосом попугаево перо. И сказало ему это перышко такие слова:
— Встань до зари и иди на дальние пастбища, к деревне Тичгар. Там ты увидишь рощу, в роще дерево, а под деревом человек лежит мертвый. Возьми меня с собой и осторожно потри о лоб мертвеца. Мне будет хорошо, тебе будет хорошо, всем будет хорошо!
Удивилсй этим словам старый Мочаль, но потом подумал и решил утром идти в Тичгар, а пока лег спать я крепко заснул.
И в ту же ночь в деревне Тичгар увидел странный сон старик по имени дед Кальяч. Явился ему во сне незнакомец и сказал:
— Помните курумбу-колдуна, не забывайте про курумбу-колдуна, берегитесь курумбу-колдуна! Тело его в роще на дальних пастбищах, а душа в попугаевом перышке, а перышко в кармане плаща садовника Мочаля из деревни Поргар. Завтра рано поутру придет Мочаль в рощу и потрет перышко о лоб мертвеца. Тогда встанет колдун живой и невредимый и начнет вас донимать хуже прежнего. Скорей бегите к Мочалю, приведите его сюда, принесите на деревенский луг десяток вязанок дров, сложите костер и сожгите перо! Торопитесь, не то будет поздно!
Проснулся старый Кальяч среди ночи, разбудил всех домашних и рассказал им про свой сон. Выслушали его домашние и побежали по деревне будить людей. Скоро все в селенье Тичгар были на ногах. Самых сильных и быстрых юношей послали старейшины в селенье Поргар, к старому садовнику. Было еще совсем темно, когда люди из Тичгара стучались в дверь Мочаля. Садовник выслушал их рассказ и только головой покачал: так вот, значит, кто у него в доме жил!.. Взял он свой плащ и отправился вместе с людьми из Тичгара в их деревню.
А там уже все было готово: жители Тичгара — мужчины и женщины, кота и тода — собрались за деревней на большом лугу, сложили посреди луга дрова — так, как складывают их для погребального костра, позвали бадага-музыкантов, что у нас обычно на похоронах играют. Осторожно вынул Мочаль из кармана плаща перышко и положил его в самую середину костра. Старейшины Тичгара развели огонь, и начал костер мало-помалу разгораться. И вот только подобралось пламя к середине костра,
как раздался оттуда истошный крик: «О-ой, горю!.. Мать моя!.. Отцы родные!.. Умираю!..» Потом затрещал костер — словно горели в огне человечьи кости, потом повеяло на всех запахом горелого мяса, а потом все стихло... Развеяли жители Тичгара пепел от костра по лугу и молча, не говоря ни слова, пошли на дальние пастбища. Там, в маленькой роще, нашли они под деревом мертвое тело колдуна-курумбы. Швырнули они труп курумбы в глубокий овраг и вернулись домой.
С тех пор люди кота в деревне Тичгар не знали ни тревог, ни забот — ели, пили и счастливо жили.

Рекомендуем также:
  Как шакал перехитрил льва
  Коварный шакал
  Корень добра не сохнет
  Кто кого боится?
  Кукла
  Лакхан-патвари
  Лалмаль
  Лапту и Джапту
  Лаччхи и вор
  Легенда о вине

Будем благодарны, если Вы поделитесь этой страницей со своими друзьями: